Врачу с 38-летним стажем начислили минимальную пенсию из-за сгоревших архивов

Врач с 38-летним стажем Ирина Головина при выходе на пенсию обнаружила, что может рассчитывать только на минимальные выплаты от государства. Документы, подтверждающие размеры ее зарплаты и факт выплат оказались по ошибке уничтожены работодателем. Ни одно ведомство не смогло помочь пенсионерке.

«Только по молодости можно было так работать»

55-летняя Ирина Головина несколько лет проработала в детской больнице, занималась частной врачебной практикой, выпустила книги по диетологии. Она рассчитывала на приличную пенсию.

Однако когда пришло время оформляться в пенсионном фонде, оказалось, что в детской больнице по ошибке уничтожили архив финансово-экономического отдела, где хранились документы о зарплате Ирины. Без них пенсионный фонд не может назначить высокую пенсию, пишет «Шторм».

«С 1987-го по 1990 год из 38 лет я работала больше всего. Только по молодости лет так работать можно. На полторы ставки на участке: 30-40 человек на приеме в сезон респираторных заболеваний. Дежурила на полставки в детском инфекционном стационаре. Были дни, когда уходишь из дома в 07:30, а возвращаешься в 20:00 следующего дня», — рассказывает Головина, объясняя, что именно в этот период была самая высокая зарплата.

Она была выше средней по рынку, что давало женщине право не только на социальную пенсию, но и на страховую.

По словам женщины в 1990-2000-х годах из-за декрета, учебы и «бардака в стране» она получала куда меньше, работая часто на 0,25% ставки и получая неофициальную зарплату. Поэтому единственным периодом, который мог помочь женщине получить приличную пенсию, был тот, сведения о котором были в сгоревшем архиве.

«Вы думаете, вы одна такая?»

В пенсионном фонде Головиной сказали, что раз нет справок, то они могут поставить лишь нулевую зарплату за этот период.

«Они признают, что я работала, но зарплату мне пишут — ноль рублей, потому что архивы сгорели. Я говорю: “Но это же абсурд! Я не могла бесплатно работать!” Они говорят: “Не могли, но документа, подтверждающего зарплату, нет”. По моей вине? Нет, по вине государства. Ну так напишите мне среднюю зарплату или поднимите тарифы, штатное расписание. Но они говорят: “Нет, это незаконно”. Законно поставить цифру ноль. Они мне все сочувствуют и добавляют: “Вы думаете, вы одна такая?” — делится Ирина разговорами с сотрудниками пенсионного фонда.

Стечение обстоятельств

В пресс-службе красноярского минздрава сообщили, что случившееся — трагическое стечение обстоятельств, а виновные понесли ответственность. Одного сотрудника уволили, остальных наказали иначе. Как именно, в пресс-службе не уточнили.

«Оказалось, что это проблема не отдельно взятого человека. Это проблема государства. Но об этом узнаешь в самый последний момент: как с болезнью, когда понимаешь, что лекарств нет», — возмущается Ирина Головина.

Журналисты выяснили, что случай Ирины действительно далеко не единичный. Дело в том, что до 2002 года в России не существовало персонифицированного учета пенсионных прав граждан, который хранит все сведения о каждом застрахованном лице. Проблемы возникают не только у тех пенсионеров, чьи документы сгорели и уничтожены в архивах, но и у тех, кто работал в республиках СССР, которые сейчас стали независимыми государствами. Наиболее трудно получить подтверждения в Грузии и на Украине.

По данным Росстата, в России 6,3 миллиона человек, чья пенсия не дотягивает до прожиточного минимума пенсионера.​

Источник